© 2018 Сергей Куприянов

Тутанхамон после Картера.

Послесловие к русскому изданию книги.

«Спецрейс двух самолетов АН-12, следующих под номерами 11107 и 11108 по маршруту Каир-Москва, готовился давно. В машинах бережно укреплены несколько контейнеров. Правда, их габариты и вес позволяли весь груз поместить и в один самолет, но ни отправитель – Арабская Республика Египет, ни получатель – Советский Союз не имели права рисковать всем тем, что в тот день отправилось с берегов Нила на берега Москвы-реки. Первым взлетел экипаж Валентина Филякова. Через двадцать минут в небо ушел «АН-12» Виктора Орлова… Пять часов длился их внешне обычный полет, но земля ежеминутно знала, где они и как проходит рейс. В Шереметьевском аэропорту встречала их Министр культуры СССР Е.А. Фурцева…»

«Известия», ноябрь 1973 г.

Старшее поколение жителей Москвы, Санкт-Петербурга и Киева еще помнит грандиозные очереди вокруг национальных музеев, где в 1973-1975 гг экспонировалась выставка «Сокровища гробницы Тутанхамона», привезенная из Египта в СССР. Перевозились бесценные экспонаты на двух самолетах, а над экспозициями, вместе с египетскими учеными, работали лучшие советские египтологи – Б.Б. Пиотровский, И.А. Лапис, Н.Б. Ланда, С.И. Ходжаш, Р.Д. Шуринова. Ослепительное великолепие сокровищ юного фараона не могло, конечно, компенсировать тот печальный факт, что большинство крупнейших советских специалистов по Древнему Египту никогда не бывало на берегах Нила. Великолепная выставка, по крайней мере, позволила десяткам тысяч наших сограждан посмотреть вживую на восхитительные образы того невероятного, чарующего мира древних сокровищ, который до этого они могли увидеть только на страницах школьных учебников и раритетных черно-белых альбомов по искусству, которые ещё надо было поискать.

Визит в СССР был частью огромного турне сокровищ Тутанхамона по миру, которое стартовало в 1961 г. в США  и завершилось двадцать лет спустя, в июле 1981 года, в Гамбурге колоссальным скандалом: при попытке ограбления музея, где экспонировались египетские шедевры, был поврежден один из ковчежцев для внутренностей царя. Турне было срочно свернуто, памятники вернулись в Египет. Специальным декретом Парламент Египта объявил погребальную маску царя бесценной; был опубликован специальный запрет, согласно которому она более не может покидать территорию Египта. Некоторые памятники из гробницы, после долгой паузы, все же вывозились в рамках больших выставочных проектов в Европу и США, однако маска и царские саркофаги – никогда. Они все эти годы экспонировались в специальных залах Египетского музея в Каире и в 2020 году обретут свой новый дом в Великом Египетском музее, строительство которого завершается на площади Рамайя, близ пирамид Гизы.

Элизабет Тейлор на выставке "Сокровища Тутанхамона" в Нью-Йорке, 1961 г.

Хорошо известно, что итоговая работа Говарда Картера, посвященная гробнице Тутанхамона, не была завершена. Трехтомник, который был переведен на многие языки мира, включая русский, был предварительной публикацией. Он содержал, тем не менее, массу ценнейшей информации о находке, запечатлел чувства и размышления самого Картера, которые вместе с прекрасными фотографиями Гарри Бёртона и великолепными зарисовками самого Картера позволяют и сегодня проследить историю открытия самой знаменитой египетской гробницы шаг за шагом. Важно понимать, что сам Картер, несмотря на то, что был блестящим исследователем, в основном, зафиксировал детали своей находки, но почти не анализировал её. Его главным разочарованием было то, что в гробнице не было найдено письменных источников, которые позволили бы пролить свет на царствование Тутанхамона, его предшественников и преемников, учитывая, насколько порой противоречивы и фрагментарны известные нам источники, связанные с эпохой Амарны и последовавшими за ней десятилетиями. В порыве найти исторические свидетельства, Картер, во-многом, упустил колоссальное значение гробницы для нашего понимания не просто заупокойных верований древних египтян, но и для понимания того, каким было египетское царское погребение, во время которого «благой бог» становился Осирисом, передавая трон следующему земному воплощению бога Хора. Многие редкие ритуальные памятники, обнаруженные в гробнице, вернулись в научный дискурс только к середине 1960-х годов, когда некоторые ведущие египтологи, в частности, Кристиана Дерош-Ноблекур, предложили переосмыслить содержимое гробницы Тутанхамона, попытавшись понять то, что пропустил Говард Картер и то, что слало более понятным благодаря тому, что египтология, как наука, развивается чрезвычайно быстро. Многое из того, что Картер называл «таинственным», «потусторонним», «неведомым» теперь стало понятным, обрело своё место в нашем понимании египетского заупокойного обряда. Примеров такого рода много: начиная от уникальной энигматической «Книги света», которая сохранилась на царских ковчегах, и эмблем богов иного мира, установленных в погребальной камере, до золотого наоса, покрытого изображениями царя и царицы, благодаря которому мы можем проследить ритуальную роль «великой супруги царской» подле своего мужа. Во-многом, новые выводы мы можем делать благодаря Картеру, его педантичности, оставленным материалам, а не вопреки. Это – исключительная особенность Картера-археолога, учитывая, что многие его современники банально не фиксировали свои находки и упускали важнейшие элементы историко-археологического контекста своих открытий.

Говард Картер у внутреннего саркофага Тутанхамона. Съемка Гарри Бёртона. 1925 г.

Пожалуй, самая большая ошибка Картера, которую он часто повторял и в своих трудах и во время лекций, заключается в том, что, по его мнению, Тутанхамон был «незначительным царем», известность которому принесла только его гробница. Это утверждение абсолютно не соответствует действительности. Да, сокровища гробницы сделали юного царя знаменитым в кругу широкой публики, однако вовсе не этим измеряется его вклад в историю собственной страны.

После смерти Картера о том, что Тутанхамон действительно занимался реставрацией традиционной культуры своей страны, восстановлением храмов и жреческих школ, созданием нового удивительно изящного стиля в искусстве, сочетавшего наследие Амарны и эталоны традиционной египетской изобразительности, говорили многие. Последние работы на эту тему, вышедшие из-под пера одного из крупнейших специалистов по амарнскому периоду, д-ра Марианны Итон-Краусс, - великолепны.

 

Свершения Тутанхамона были столь значительны, что его главные достижения неоднократно узурпировались преемниками – сначала его родственником Эйе, а потом военачальником Хоремхебом, на котором закончилась XVIII династия. Причем узурпировались не только царские колоссы и даже заупокойный храм юного царя, но и главный его памятник – великая «Стела Реставрации», установленная в Карнаке. «Вновь возвел я разрушенные памятники в вечности и бесконечности, уничтожил ложь по всей стране, - говорится на текстах стел от имени царя. -  Утвердил я Истину и ложь сделал для земли мерзостью, так как это было в начале времен. Когда воссиял я на престоле, богов и богинь обители от Элефантины на юге до болот северных были в забвении, погибали их святилища, став развалинами, поросли травой и кустарником, стали подобны тому, чего не было. Дворы храмов – подобны были дороге проезжей… Была страна словно болезнью охвачена, отвернулись от нее боги… Но прошли дни и взошло Величество Мое на престол отца, стало Владыкой Обеих земель – земли Красной и земли Черной, все обозревало око мое, все земли склонялись перед могуществом моим. И было Величество мое во дворце своем… держало совет с сердцем моим, ища превосходное для отца моего Амона… создавая образ его из золота нетленного… И творил я памятники всем богам, воссоздавал храмы их для вечности, наполняя жертвенники их… Чтобы хранили они Египет и были сердца их в радости, а святилища – в ликовании…» Эти деяния царя, подтверждающиеся археологическими изысканиями, сложно переоценить. Они были в глазах египтян завидными и именно поэтому их охотно приписал себе Хоремхеб, стирая память о «еретике» из Ахетатона и его наследниках и указывая себя в храмовых списках царей, как законного преемника… Аменхотепа III. Игнорирование этих фактов, часть из которых была известна и в начале XX столетия, - главная несправедливость Картера-ученого по отношению к Тутанхамону.

Граф Карнарвон, леди Эвелин Герберт и сам Говард Картер у гробницы Тутанхамона. Съемка Гарри Бёртона, 1922 г.

Однако если об исторической роли Тутанхамона мы сегодня знаем достаточно много, то информация о его детстве, происхождении, семейном окружении немногочисленна, крайне фрагментарна и несколько раз уточнялась, в частности, последний раз в 2010 году на основании анализов ДНК царских мумий. Именно поэтому ряд гипотез Николаса Ривза в этой книге устарел и снабжен дополнительным научным комментарием.

Образ Тутанхамона – хрупкого до болезненности юноши, чрезвычайно слабое здоровье которого объясняется тем, что он – плод инцеста, сын Эхнатона, рожденный царю его собственной сестрой, сегодня куда более осязаем сквозь тьму тысячелетий, чем при жизни великого археолога нашедшего его гробницу. Мы многое можем уточнить как о его жизни и внешности, так и о причинах его трагической смерти в возрасте 18 лет. Более того, самая значительная информация появилась в результате исследований, полученных в диалоге египтологии с естественнонаучными дисциплинами и новейшими техническими новинками, адаптированными для нужд антропологии. Рост Тутанхамона – ок. 180 см для древнеегипетского мужчины был довольно высоким. Как показали исследования, при жизни Тутанхамон несколько раз болел малярией и страдал синдромом Клиппеля-Фейля – врожденным пороком развития шейных позвонков, из-за которого он почти не мог повернуть голову.  В гробнице было найдено 130 тростей, которыми болезненный царь, судя по следам на них, активно пользовался при жизни. Его мумия, тонкая и такая миниатюрная, лежит сегодня под льняными покровами в передней комнате его гробницы, в Долине царей, в стеклянном ящике, наполненном инертным газом.

Первые исследования мумии после Картера, сделанные в 1960-х, всколыхнули египетскую общественность: снимая украшения и пелены горячими ножами, археолог очень сурово обошелся с мумией. Голова царя и его половые органы оказались отделенными от тела, сама мумия была очень сильно повреждена окислившимися древними смолами, которые во время погребения в избытке лили на мумию. Старались избегать попадания смол и масел только на погребальную маску и стопы царя. Всё, что осталось царю – вышитый бисером чепец, который не смогли снять с его черепа. Кроме того, это – единственная царская мумия, не перевезенная в Каир и оставленная в своей собственной гробнице.

Д-р Захи Хавасс во время дополнительного изучения мумии Тутанхамона в Долине царей. 2010 г.

Удивительно, но мы плохо знаем не только Тутанхамона, но и самого Говарда Картера. Его имя прославлено в контексте великой находки, однако вне истории о Тутанхамоне он малоизвестен даже англоязычной публики и совсем неизвестен тем, кто до сих пор читает только по-русски. Отчасти эта несправедливость была исправлена Николасом Ривзом, который во время своей работы в Британском музее выпустил в соавторстве замечательную книгу, посвященную истории Говарда Картера до Тутанхамона.

Чрезвычайно профессиональный и упорный в своём труде, Картер получил только домашнее образование, однако навыками и способностями превосходил очень многих своих дипломированных коллег, часто сталкиваясь по отношению к себе с банальным снобизмом. О том, насколько сложен характер Картера писали многие, однако именно благодаря этому характеру и тому, что в раннем детстве в поместье графа Амхерста он впервые подержал в руках древнеегипетские подлинники, Говард Картер выстоял, несмотря на все трудности и добился исполнения своей мечты. От отца, великолепного рисовальщика-анималиста, он получил еще и свой талант художника, который чрезвычайно помог ему в поле, во время фиксации находок и зарисовок найденных памятников. Именно он спас его от голода, когда лишенный работы за пинки, которыми честный инспектор Картер выгнал из Серапеума в Саккаре нетрезвых французских дипломатов, выживал, продавая за гроши замечательные зарисовки египетских храмов, рельефов и животных-обитателей долины Нила. Картер был бы потрясен, узнав, сколько стоят теперь его работы на европейских аукционах! Если бы не характер и упорство Картера он, наверное, уступил бы графу Карнарвону, разочарованному в раскопках, и тогда тот самый, знаменитый сезон работ в Долине царей, когда сквозь песок и щебень проступили первые ступени гробницы Тутанхамона, достался бы кому-то другому. Памятуя о сложном начале своей карьеры, Картер не подпустил к своему открытию никого из сторонних специалистов, за исключением американца Дж. Брэстеда и англичанина А. Гардинера, чем вызвал ещё большие потоки ненависти, которые только сейчас, пожалуй, почти смыло время.

Трудно даже представить себе, насколько тяжелой была работа Картера и его команды в гробнице, на описание, консервацию, перевозку памятников которой в Каир потребовалось десять лет. И всё это, учитывая очень тяжелые условия работы в Долине царей, где летом температура порой повышается до 50 градусов и даже больше. На фоне этого титанического труда досужие разговоры о «проклятии фараонов» кажутся абсолютно смешными, однако именно они, запущенные недовольной прессой, так сильно досаждали археологам и реставраторам. Все права на информацию граф Карнарвон передал исключительно лондонской «Таймс», чем настроил против себя и Картера почти всю журналистскую братию. На фоне противоречивых публикаций, досужих статусных гостей, политических интриг, недовольства египетского правительства, смерти главного мецената - графа Карнарвона, обвинений и слухов, Картер преодолел все препятствия и блестяще справился с поставленной задачей – он максимально старательно и качественно «передал» наследие Тутанхамона в руки последующих поколений.

Два портрета Говарда Картера в юности и в зрелые годы.

Когда последняя вещь из гробницы была распакована в Египетском музее в Каире, жизнь для Картера словно остановилась. Он часто бывал в Луксоре, где журналисты и богатые туристы осаждали его в холле знаменитого отеля «Зимний дворец», невнятно рассуждал о каких-то грядущих раскопках, читал лекции, консультировал богатых коллекционеров египетского искусства и ряд крупнейших мировых музеев, однако, по воспоминаниям современников, он все чаще погружался в депрессию и одиночество. Картер очень не любил женщин, спутники его молодости давно остались в прошлом.

В 1939 году, после смерти ученого, его душеприказчицей стала племянница, быстро распродавшая его наследство, включая  коллекцию древнеегипетских памятников, собранную с очень большим вкусом. Среди этих вещей, попавших в итоге в музей Метрополитен, оказались и отдельные памятники из гробницы Тутанхамона. Несмотря на запрет египетского правительства, археолог, отдавший всего себя Египту, позволил себе тайно присвоить 19 предметов, среди которых были маленький лазуритовый сфинкс, бронзовая фигурка собаки, фаянсовое ожерелье, золотые и серебряные гвозди, которыми были к днищам прикреплены крышки царских саркофагов. О происхождении этих памятников подозревали, однако открыто Египет заявил свои претензии после публикации книги бывшего директора музея Метрополитен Томаса Ховинга, который в своих мемуарах, быстро ставших бестселлером, назвал многие вещи своими именами. Дирекции нью-йоркского музея не оставалось ничего иного, как показать все упомянутые вещи на специальной выставке и вернуть их в Египет в 2010 году.

Бронзовая собачка и золотые и серебряные "гвозди" от саркофагов Тутанхамона. Из собрания Г. Картера. Ныне - Каир, Египетский музей

С находкой гробницы Тутанхамона связана ещё одна история, несправедливо забытая и практически неизвестная русскоязычному читателю. Мы все с детства знаем, что раскопки в Долине царей Говард Картер вел на средства Джорджа Герберта, пятого графа Карнарвон. Мало кто помнит, что изначально он был родовитым, но очень небогатым британским дворянином. Увлекаться дорогими автомобилями и женщинами, собирать антиквариат и предпринимать раскопки в Египте, куда он попал, чтобы поправить здоровье после страшной автомобильной аварии, Джорджу Герберту позволила женитьба на Альмине Уомбуэлл, внебрачной дочери барона де Ротшильда, приданое которой, в пересчете на современные деньги, равнялось бы 25 миллионам британских фунтов. Именно на эти средства сначала были погашены многочисленные долги графа, отреставрирован  роскошный родовой замок Хайклер, а затем - найден Тутанхамон.

Судьба Альмины, леди Карнарвон была не особенно счастливой. Она с трудом переживала публикации в прессе, которая со вкусом обсуждала любовные похождения её супруга, с трудом представляла себя активной участницей полевых работ в фиванском некрополе, а после смерти мужа и вообще чрезвычайно опасалась всего египетского. Впрочем, образование и ум позволили ей преодолеть страх, понять значимость открытия  и продолжить финансирование работ Говарда Картера после кончины супруга. При помощи Картера она продала потрясающую коллекцию египетских древностей, которые граф Карнарвон собирал вторую часть своей жизни, наняв Картера как эксперта-египтолога. Согласно завещанию графа, коллекцию следовало предложить Британскому музею, что и сделала леди Альмина… которая, по совету Картера, потребовала у музея выплатить всю значительную сумму в течение суток. Британский музей не смог выполнить требование хозяйки коллекции и она продала собрание за совсем другие деньги музею Метрополитен. Вырученные средства не принесли ей счастья. Во втором браке с отставным французским военным она проживала собственную коллекцию украшений и произведений искусства, ненадолго открыла известный на всю Англию дом для обеспеченных престарелых дворян, а затем… была лишена всего состояния собственным сыном. Альмина навсегда покинула Хайклер, поселилась в очень скромных мебелированных комнатах в Бристоле, несмотря на бедность была счастлива в третьем браке и скончалась в 1969 году. Её скромное существование поддерживала только дочь, леди Эвелин Герберт, которая в молодости была невероятно увлечена историей  Тутанхамона и даже была допущена Говардом Картером на раскоп.

Джордж Герберт, граф Карнарвон, и его супруга Альмина, урожденная Уомбуэлл. 1920-е.

Впрочем, дух Египта в замке Хайклер остался. В 2009 году в подземелье поместья была открыта новая египетская экспозиция, созданная  нынешним графом Карнарвон благодаря вещам, случайно найденным в 2007 г. в одном из тайников. Древние памятники были обнаружены в упаковке: Джордж Герберт, видимо, привез их из Египта, но забыл распаковать, не успев сообщить родным о тайнике в стене между двух замковых комнат. Впрочем, их могли спрятать и специально: после смерти графа его сын и внук катастрофически боялись всего египетского и верили в «проклятие фараонов». Джордж Реджинальд Герберт, восьмой граф Карнарвон в возрасте 51-го года стал первым членом своей семьи, который решился спуститься в гробницу Тутанхамона спустя 85 лет с того дня, как его предок, пятый граф Карнарвон стал соучастником её открытия. Нынешние Карнарвоны вновь совсем небогаты: история о гробнице Тутанхамона теперь кормит их и помогает поддерживать в надлежащем виде ветшающий замок Хайклер.

Бесценные памятники из гробницы Тутанхамона казались настолько же вечными и нерушимыми, как и окружающая их легенда. Реальность оказалась страшнее и жёстче самых безумных преданий о древних проклятиях. В первые дни египетской революции, 29 января 2011 года мародеры, разбив стеклянную крышу, пробрались в помещение Египетского музея в Каире, похитили и уничтожили ряд бесценных памятников. К несчастью, среди них были и произведения искусства, найденные Картером. Вскрыв витрину с одной из двух статуй, изображающих царя на черном леопарде, грабители, разочарованные, что в их руках оказалось не золото, а позолоченное дерево, стали бить великим шедевром древнего искусства стекла других витрин. Страшно пострадал не только образ царя на леопарде, но и одна из знаменитых статуй Тутанхамона на челне с гарпуном в руках. Оторванную от челна позолоченную фигурку царя выкрали и попытались безуспешно продать коллекционерам. Поняв, что реализовать изуродованный шедевр не удастся, воры подкинули его в мешке для мусора вместе с другими памятниками, среди которых было разбитое на части опахало Тутанхамона из слоновой кости, на станцию каирского метро в районе Шубра, оповестив музей. Потребовались титанические усилия лучших реставраторов Египта, чтобы спасти памятники, насколько это было возможно. Сегодня они вернулись в экспозицию музея, однако на них, несмотря на великолепную реставрацию, остались страшные «шрамы» - сорванное золото на местах, где их держали нечестивые руки, места сколов, отбитые фрагменты…

Фрагменты статуи Тутанхамона на нильском челне, поврежденной ваендалами. В настоящее время отреставрирована. Фото 2011 г.

Самая ужасная потеря музея, связанная с Тутанхамоном, - это уникальная, не имеющая аналогов статуя Менкарет – таинственной богини иного мира, несущей на руках забальзамированный образ Тутанхамона. Похитив статую, вандалы буквально вырвали из рук богини образ царя, у нее самой оторвали лик, а ободранный торс выкинули в саду музея. Обезображенный шедевр, украденные элементы которого так и не были найдены, экспонируется сегодня в Каире, как самое страшное свидетельство того, насколько хрупки памятники всемирного наследия и насколько беспредельны человеческие невежество и алчность.

На основании точных обмеров и фотографий уничтоженная статуя богини Менкарет с Тутанхамоном на руках была воссоздана в 2018 году из аутентичных материалов известным петербургским скульптором Павлом Мунтиевым для уникального международного выставочного проекта «Загадка Тутанхамона».

В тот момент, когда казалось, что главные беды уже позади, произошло ещё одно несчастье. В 2015 году во время мытья витрины нерадивая куратор отдела Тутанхамона в Египетском музее в Каире уронила царскую погребальную маску. От величайшего шедевра египетского искусства оторвалась ритуальная бородка, сделанная из золота и фаянса и весящая около 2 кг. Пытаясь скрыть произошедшее, супруг «хранительницы», учившийся на реставратора и проходивший практику в музее, приклеил бородку к маске эпоксидным клеем, ещё и размазав его по золотому подбородку. Скандал утаить не удалось: следы клея были слишком заметны на маске, а убрать её из экспозиции без доклада директору музея не представлялось возможным. Когда о том, что великий шедевр повредили, заговорили за рубежом, расследование было проведено. Увы, виновные, несмотря на все публичные обещания, так и не были наказаны. Поняв, что спасать маску нужно лучшими силами, Министерство по делам древностей АРЕ пригласило в Каир д-ра Кристиана Экманна – выдающегося германского реставратора, специализирующегося на реставрации древнего металла. Раньше он уже работал в музее и великолепно избавил от патины и коррозии великолепные медные статуи царя Пепи I, найденные в священном Иераконполе.

Комиссия во главе с д-ром К. Экманном, осматривающая маску Тутанхамона. В настоящее время отреставрирована. Фото 2015 г.

В октябре 2015 года маска покинула экспозицию, а для реставрационных работ было выделено специальное помещение в музее, находящееся под круглосуточной охраной. После томографии маска была помещена в ложе из специальной инертной пены, для работ была доступна только поврежденная часть маски, остальные ее части были предусмотрительно укрыты, чтобы избежать случайных проблем. Начались полтора месяца тяжелейшего кропотливого труда. Кристиан Экманн с помощью миниатюрных палочек, не используя растворитель, буквально по квадратному миллиметру снял с маски слой эпоксидной смолы, а затем вновь присоединил к маске бороду, используя для этого восстановленную втулку и пчелиный воск, укрепленный составом, разработанным специально для проекта фирмой «Хенкель».

Любопытно, что в этой тяжелейшей для Египта истории, есть одна важная положительная деталь: маска впервые была полноценно исследована специалистами. Выкованная из листов золота, она, оказывается, состоит из металла, различного по своему качеству. Для лица царя использовали золото 18,4 карата, для остальной части маски – золото 22,5 карата. Тщательный анализ памятника показал, что как и многие другие памятники, найденные в гробнице Тутанхамона, маска несет на себе следы узурпации: в имеющихся на ней текстах под тронным именем Тутанхамона скрывалось имя другого царя. Николас Ривз, изучая материалы сканирования, предположил по фрагментам изначального имени, что речь идет обо всё том же таинственном персонаже амарнской истории – Анххепрура Нефернефруатоне. Лицо маски при этом, совершенно точно, изображает самого Тутанхамона и аналогично его известным подписанным скульптурным портретам. Идет ли речь об узурпации незавершенного памятника или, наоборот, в готовую маску для погребения Тутанхамона вставляли другой золотой портрет, покажет публикация технологических особенностей памятника, которую готовит Кристиан Экманн.

Помимо маски Кристиан Экманн также отреставрировал великолепную колесницу Тутанхамона, одну из тех, что Картер нашел в гробнице. Памятник, перевезенный в Каир из Долины царей, по какой-то неизвестной причине был забыт в бездонном подвале музея и так и лежал там с 20-х годов прошлого века в ящиках. Еще одна недавняя работа Экманна и его коллеги Кати Брошат, связанная с Тутанхамоном и завершенная в 2017 году – реставрации более сотни тончайших золотых аппликаций, которые некогда украшали истлевший футляр для лука и некоторые другие элементы вооружения Тутанхамона. Найденные Картером в гробнице они также пролежали почти век в хранилище музея, так как их чрезвычайная тонкость требовала работы очень опытного реставратора. Сюжеты, которые изображены на аппликациях – сцены охоты, преследования животных, изображения козликов под древом вечной жизни - не египетские по своему происхождению и восходят к левантийскому искусству. Близкии аналогии этим памятникам были найдены в 2002 году в одном из царских погребений в сирийском городе Катна. Скорее всего, речь идет о памятниках иноземной работы, сделанных в подарок царю. Полностью отреставрированные аппликации предстали перед публикой на специальной временной выставке, которая открылась в Каире в ноябре 2017 г.

Золотые аппликации из гробницы Тутанхамона, отреставрированные в 2017 г.

В 2020 году должен открыться Великий Египетский музей в Гизе. Открытие состоит из двух этапов: первыми перед публикой предстанут галереи с памятниками из гробницы Тутанхамона, затем, в 2020 году – остальные залы великолепного сооруженного по последнему слову техники музея. Именно там все шедевры, найденные Говардом Картером в Долине царей, можно будет увидеть полностью: старый музей на площади Тахрир просто физически не мог показать все 5000 памятников, происходящих из гробницы Тутанхамона. В новом музее этой части коллекции будет уделено особое внимание: Тутанхамон стал неотъемлемой частью образа Египта, его культурного пространства. Для новой экспозиции в Каир вернулись все те предметы из гробницы, которые ранее экспонировались в региональных музеях, в частности, в замечательном Музее египетского искусства в Луксоре, одним из символов которого была голова священной коровы Мехетурет, обнаруженная в «Сокровенной сокровищнице» гробницы.

Последние годы имя Тутанхамона громко прозвучало в прессе также в связи с взволновавшей умы гипотезой Николаса Ривза, который предположил, что в гробнице царя есть неизвестные помещения. Как весьма убедительно предполагал д-р Ривз, дополнительные коридоры могут идти в две стороны от погребальной камеры гробницы, а проходы в них закрыты штукатуркой и росписями, которые сами по себе бесценны. Гипотеза Ривза буквально взорвала прессу, были проведены три независимых исследования стен погребальной камеры гробницы и окружающего скального грунта с помощью современных геомагнитных радаров. Одно из них, выполненное выдающимся японским физиком Хирокацу Ватанабэ в 2015 году, подтвердило предположение британского египтолога, два других, сделанных американскими и итальянскими специалистами в 2016-м и 2018 гг. соответственно, внятных результатов не дали. Египет, учитывая то, что скальный грунт в Долине царей нестабилен и изобилует трещинами, счел последнее сканирование, выполненное учеными из Политехнического университета в Турине, итоговым и, к сожалению, в 2018 г. отказал Н. Ривзу в разрешении на продолжение его работ, хотя до объективной оценки его научной гипотезы всё ещё далеко. Есть ли на самом деле пустоты за расписными стенами погребальной камеры царя или же это плод фантазии – покажет будущее.

Сканирование стен погребальной камеры гробницы Тутанхамона. 2018 г.

Завершая этот небольшой обзор гипотез и удивительных судеб, связанных с наследием царя Тутанхамона и археолога Говарда Картера, я хочу от души порадоваться за русскоязычных читателей, которые познакомятся с ещё одной замечательной книгой выдающегося британского египтолога Николаса Ривза. При существующей в нашей стране колоссальной жажде новых знаний в областях, связанных с историей и культурой цивилизаций Древнего Востока, актуальные, качественные книги по этой теме появляются у нас чрезвычайно редко. В этой связи издание превосходной британской книги о Тутанхамоне, которая многие годы являлась бестселлером не только в странах Европы и в США, но и в самом Египте – знаковое событие. Блестящее знание материала, острый аналитический ум, легкий слог, искренняя и очень личная любовь автора к эпохе Амарны делают его труды неисчерпаемым источником новых знаний о Египте великих фараонов.

Виктор Солкин у одного из церемониальных лож из гробницы Тутанхамона. Великий Египетский музей в Гизе. 2018 г.

Хочу поблагодарить за неоценимую помощь при подготовке русского издания этой книги Сергея Куприянова, Александра Рубилкина, Кирилла Грибова, Андрея Лисицкого, а также Игоря Алексеева и коллективы Библиотеки имени М.А. Волошина и Библиотеки имени Ф.М. Достоевского ЦБС ЦАО г. Москвы. Эта книга также не увидела бы свет без искренней поддержки Сергея Калюжина и руководства Государственного музея истории Санкт-Петербурга.

Отдельная благодарность – издательскому дому «Thames & Hudson» (Лондон) и его представителям – г-же Тициане Зайно и г-же Софи Мид за замечательное сотрудничество.

Виктор Солкин

Москва,

октябрь 2018 г.

* Послесловие Виктора Солкина к книге Николаса Ривза приведено с опущенными примечаниями.